Журнал отечественного кинематографа
О художественных и документальных фильмах советского и российского проризводства
Menu

Полугодовалое криволапенькое потомство 15.12.2017

а я разве виноват

Чепыжный сидел на корточках перед клеткой волкодавихи и разглядывал щенят.

— Карлики! Пшено! — кричал он жене.— Нет, ты только погляди на них. Скоро уже полгода, а они какие были, такие и есть. Криволапые, неуклюжие гераклы. Не выросли ни на сантиметр.

— Может, еще вырастут,— утешала его жена.

— Да уж пусть такие и будут, ты только людям об этом не рассказывай… А я-то за нее столько денег отвалил, на мотоцикле вез из самого Киева… Кого ты мне принесла? На Серого с ними? Да с ними разве что на цыплят!

Волкодавиха виновато смотрела на Чепыжного, а ее полугодовалое криволапенькое потомство забилось в угол клетки и обиженно махало хвостиками.

— Ну, куда я теперь с ними? Кто их у меня возьмет? В цирке? Там своих таких хватает. Лучше бы коты, те хоть иногда мышей ловят.

— Дядько Василь! — окликнул его от ворот Сашко.— Идите сюда, я вам что-то покажу.

— Что там еще на мою голову? — Чепыжный медленно, настороженно подошел к Сашку.

— Сегодняшняя наша районная. Не видели? Нате, прочитайте вот тут.

«Этой зимой,— начал читать Чепыжный,— в энскую летную часть пришел пират полевых просторов — здоровенный волк-бирюк. Пришел добровольно. Сам. Пригнал его голод. Крылатые сыны неба обогрели его, накормили, и теперь этот степной разбойник возит детей на санках…» Вот это да… Но как же так? — растерялся Чепыжный,— чтобы добровольно, сам? Нет, это не Серый. Тот сдохнет, а не придет… Может, его брат? Надо будет поехать поглядеть.

— Если вас пустят,— сказал Сашко.— Часть-то военная.

— А волк-то мой! — вскипел Чепыжный.— Кто его первый поймал? Я! А козу он чью съел? Мою!

— А на что он вам теперь? Пусть себе у них живет.

— А убытки за козу? Я свое «за так» дарить не привык!

— Вы поймали его,— резко сказал Сашко.— Но ведь он от вас убежал?

— А я разве виноват, что кто-то отпустил его? — возмутился Чепыжный.— Может, ты?

— Я,— твердо ответил Сашко.

— Ну да,— рассмеялся Чепыжный.— Серый перекусил бы тебя, как спичку, вот так: только хрясь! — Чепыжный даже показал Сашку, как бы его перекусил Серый.

После обеда, когда распогодилось, Чепыжный поехал к волку. Не забыл прихватить с собой и ту фотографию, где через него перескакивает Серый. Серого там было видно «на все сто».

— Поработаешь эти дни и за меня,— сказал Чепыжный жене.— Я долго не задержусь. Туда и обратно. Если спросит председатель, скажи, в райцентр поехал зубы лечить.

Сашко забежал за Галей Грушецкой домой, и дорога до школы в этот день была веселой и солнечной. Весело и тепло было скворцам. Скворцы от счастья подняли к солнцу зажмуренные глаза и пели так, что даже лапки под ними дрожали. И земля пела, как скворцы. Над озером обнимались шеями лошади. Голубыми цветами расцвели большие и маленькие лужи.

Лес — так тот словно положил себе руку на сердце и тихо благословлял журавлиное крыло над собой в сияющем небе, и муравья с подтянутым за зиму животом, и свою лесную тропинку, которая просыхала у Сашка на глазах.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Создание Сайта Кемерово, Создание Дизайна, продвижение Кемерово, Умный дом Кемерово, Спутниковые телефоны Кемерово - Партнёры
Яндекс.Метрика